ИФВаравва- певец Кубанской земли



И.Ф. ВАРАВВА – ПЕВЕЦ КУБАНСКОЙ ЗЕМЛИ

Материал к литературному вечеру

Подготовила:

Сёмина Е.М.

Содержание:

Вступление. Кубань – колыбель поэта.

Казачьи корни И.Ф. Вараввы.

Испытание войной.

Раннее творчество поэта.

Учеба в литературном институте.

Жизненный выбор Вараввы – его стихи.

Казачья жизнь – источник творчества поэта.

Заключение. Образ Кубани – навсегда в сердце.

Край родной!.. Сады твои и нивы,

Цепи гор, седая даль морей

Был бы ты, а мы – то будем живы

Щедростью и радостью твоей.

И.Варавва

Кубань – казачий край, колыбель его далекого детства. Через расстояния и горы я вижу ее бескрайние пшеничные степи, сверкающие голубым серебром моря и лиманы, под легкой грядой облаков – зеленеющие лесами горы. Он слышит ее песни и с волнением вспоминает сокрывшие в себе тайну истории имена степных и нагорных рек и речушек: Сосыка, Ея, Лаба, Белая …Перед его взором встают продубленные южным горячим солнцем лица хлеборобов и пахарей благодатной кубанской земли.

У каждого поэта на карте страны есть своя обетованная земля, свой единственный заповедный край – главный источник творческого вдохновения. Такою землей и родником вдохновения для Ивана Вараввы была и навсегда осталась Кубань.

«Кто Кубаньмою песней украсит, если это не сделаем мы?..». Любовь поэта к этой земле особенная. Она в его корнях…

Д.Яворницкий в своих очерках об истории казачества напоминает о том, что, когда формировалось Великое Войско Запорожское, в Сечь принимался не всякий беглый люд, а лишь казак по происхождению. Так повелось на Руси, -когда рождалась новая семья, при сватовстве, выбирая жениха или невесту, смотрели на корни. По «родовыне» Иван Федорович Варавва – казак щирый, что называется, с головы до ног. Его давние предки были реестровыми казаками в Запорожской Сечи. И по грамоте,жалованной царицей Екатериной, вместе с Захарием Чепигой и Антоном Головатым переселились на Кубань в составе Черноморского Казачьего Войска. Старший из рода – знатный полковник Варавва - командовал гребной флотилией, ходившей по Кубани. Второй из заслуженных родичей Ивана Вараввы – просветеитель. Варавва – за примерную службу награжден царскими золотыми именными часами вместе с атаманом Бабычем.

Планиду казачьего рода Вараввы не назовешь легкодухой. Судьбоносна она для России.

Дед Ивана Вараввы, Никита Савельевич, в прошлом казак Второго Запорожского полка Кубанского казачьего войска, в гражданскую войну, в боях на реке Маныч, был ранен и оставлен на излечение в хате у дальних родственников в донской слободе Новобатайской. Выздоровев, домой на Кубань он не вернулся, а перевез на Дон все свое семейство. Здесь, в тогдашней слободе Новобатайской, родился Иван Варавва 5 февраля 1925 года.

Трудясь, его дед обзавелся исправным хозяйством, за что и был раскулачен в период коллективизации. Хозяйство конфисковали, а деда сослали на Соловки.

В голодные годы родня и все большое семейство Ивана Вараввы в поисках хлеба, работы и спокойной жизни разбрелись по Дону и Северному Кавказу. Покинув опустевший двор и обездоленную хату, отец с матерью, взяв на руки малолетних сыновей, пешком, а потом на скрипучей арбе, встреченной по дороге, отправились к своим истокам – на Кубань!

Семнадцатилетним юношей, в1942 году, закончив среднюю школу в станице Староминской, под рокот стрельбы Иван Варавва уходит добровольцем на фронт, записываясь в станичный истребительный батальон. В свои неполные 18 лет он становится солдатом.

Первое боевое крещение юный воин получил на подступах к Новороссийску, в районе станицы Крымской. Вскоре при взятии высоты был ранен, а после лечения снова возвратился на фронт.

По своему свободолюбивому характеру, доставшемуся ему от казацкого рода, он больше всего страшился фашистского плена…Дважды невредимым выходил из железного окружения, когда в живых оставались считанные единицы. Горел, был засыпан землей от взорвавшейся бомбы… Фронтовые товарищи при встрече вспоминают, как во время атаки сопки, названной ныне Сопкой Героев, у него за спиной, в побитом осколками вещмешке, с избытком наполненном боеприпасами, задымился запал. И взрыв громыхнул, но уже после того как кто-то сдернул мешок с его плеч…

Очевидцы свидетельствуют, что при прорыве вражеской Голубой линии на Кубани в 1943 году в районе высот у станицы Крымской, командующий фронтом генерал Петров, наблюдавший в бинокль разведку боем, лично представил всех отличившихся к высоким правительственным наградам…

Среди этих храбрых бойцов был совсем еще молодой красноармеец из казачьей станицы Староминской Иван Варавва.

Для фашиста в бою казачья лава бесстрашием своим была что преисподняя!

…Сгорает день, стрекозами звеня.

Я – властелин металла и огня.

Огонь… В меня !

Для врага это состояние солдата было запредельным, непостижимым, что одолеть умом ему не было дано…

Бои, походы и переходы, ранения и контузии, награды и утраты, длинный военный путь до Берлина. Орден Красной Звезды и медаль «За отвагу». Медали за освобождение городов и штурм немецкого оплота. Орден Красной звезды догнал солдата через 25 лет, после победы он все-таки получает его. «Минометчик и стрелок роты автоматчиков в прошлом, а ныне известный советский поэт» - свидетельствовал в 1970 году журнал «Советский воин», - получает орден Красной Звезды из рук военкома, спустя двадцать пять лет после победы».

Трудный военный путь проходит лихой казак Иван Варавва. Как же он уцелел? Наверно, мысль о родной земле, любовь к ней помогали ему выжить.

Творческая судьба Ивана Вараввы востребована Россией и народом.

С 1943 года стихи Ивана Вараввы стали регулярно появляться в армейской печати. Содержание их было очень разнообразно. Но все они были проникнуты единым настроением – волей к победе:

Шел солдат на Берлин

Полевою дорогою длинной,

Орудийные громы

Над ним выбивались из сил.

Автоматные гильзы цвели,

Посреди задунайской долины

Пошатнулся солдат,

Свое сердце солдат уронил…

Молодой поэт отражал в своем раннем творчестве все, что происходило вокруг него, давал оценку событиям. А происходила жестокая война. Советские солдаты освобождали израненную родную землю, видели страдания людей, перенесших фашистскую неволю, видели, как эти люди тут же брались за восстановление всего, что разрушила война. Первые свои стихи Варавва писал в окопах для дивизионной газеты. Писать из-за нехватки бумаги приходилось с обратной стороны бумажных мишеней, выдаваемых ему запасливым старшиной.

Уже тогда на творчество начинающего поэта обратили внимание известные мастера поэзии: А.Твардовский, Вл. Сосюра, М. Рыльский. Они же и были его первыми учителями и наставниками, с тех пор прошло много времени, но и сейчас Иван Федорович вспоминает о том, как по-отечески отнеслись к нему видные поэты, поддержали в нем искру поэтического огонька.

После демобилизации из рядов Советской Армии Иван Варавва по рекомендации Союза писателей Украины поступает в

Московский литературный институт им. Горького при Союзе писателей СССР.

В это время в институт не убывал приток молодых творческих сил из продолжавших входить в мирную жизнь участников Великой Отечественной войны. Шли на учебу мужественные бывалые воины от рядового и сержанта до майора и

полковника. Это были люди с жизненным опытом, духовно цельные и целеустремленные, в горниле войны сформировавшие свой характер.

Сняв полевые погоны сержанта, Иван Варавва перешел на третий курс Литинститута с заочного отделения Киевского Государственного университета им. Т.Г Шевченко.

Он был подтянут, полон улыбки, юмора, товарищеской отзывчивости. В студенческий коллектив Варавва вписался легко. Хотя парню из кубанской станицы нелегко было определить свое место в столице, среди первой пятерки творчески наиболее заметных студентов однокурсников, в которую входили ныне известные поэты Константин Ваншенкин, Александр Николаев, болгарин Димитр Методиев, прозаик Майя Ганина.

К молодым литераторам приходили «маститые», делясь с ними своими секретами и творческим опытом. Были в гостях Леонид Леонов, Михаил Пришвин, Александр Твардовский, Константин Симонов, Константин Паустовский. Литературный институт посетил гениальный создатель «Тихого Дона» донской казак Михаил Шолохов. Студенты осыпали писателя вопросами и книгами, предназначенными для автографов.

Уже в студенческие годы Иван Варавва публиковал стихи в журналах «Советский воин» и «Смена», а также ему предоставлял страницы журнал «Новый мир», редактируемый Александром Твардовским Первую свою поэтическую книгу, вышедшую в свет в 1954 году, Варавва назвал «Ветер с Кубани» Ему предложили работу в Москве, но он решил вернуться домой, вы свою родную станицу.

Жизненный выбор был сделан правильно. Многие критики, изучавшие творчество Вараввы, напишут позднее, что он – один из лучших и наиболее известных поэтов Кубани.

В Краснодарском книжном издательстве в разное время выходили в свет сборники стихов «На старых кордонах», «Звезды в тополях», «Девушка и солнце», «Вишневый май» и др.

Известен сборник Вараввы «Песня любви». Первый раздел включает лирические стихотворения автора. Здесь подобраны и произведения, своими корнями уходящие в события военной поры.

Будучи автором многих поэтических сборников, Варавва зарекомендовал себя как неутомимый собиратель и пропагандист устного народного творчества, казачьих народных песен. Кубанскую казачью песню, которую он полюбил с детства, поэт считает самым первым своим учителем в поэзии. Иван Варавва записал народные песни от бравых запевал казачьих сотен и полков еще старой военной службы, теперь уже ушедших из жизни. Устные военные были кубанских казаков, думки, байки, легенды вошли в творческий багаж поэта. Когда у автора спрашивают о том, какую из своих работ он считает наиболее содержательной, поэт называет книгу «Песни казаков Кубани». В книгу вошли собранные И.Вараввой в станицах и хуторах Краснодарского края народные песни – произведения устного народного творчества кубанцев.

Кубанская казачья песня, и в особенности песня черноморских казаков, отличается своей внутренней емкостью. Она исполняется на четыре голоса с подголосками.

Казаки любят свободу и простор во всем. Их песни – их жизнь. Это хорошо понимает поэт Варавва, пропагандируя казачье творчество:

Казак ехал за Кубань,

Приубрался – выйди, глянь!

Сам он бравый,

Конь буланый, -

Хоть куда казак!…

В песнях кубанский казак беззаветно влюблен в природу родного края. Он, словно к божествам, обращается к ветру, орлу,

соколу к родимой степи и раздольной реке Кубани. В песне казак задушевно разговаривает со своим другом - конем, с матерью, женой или невестой, родной землей.

Я гляжу на улицу,

Стоя у окна:

Среди этих девушек

Есть моя, одна.

Долго ль ей по улочке

Песни затевать,

Мне кубанцу- молодцу

Воли не давать?..

Из таких вот привычных с детства и юности понятий слагается цельное и безмерно великое чувство Родины, рождается любовь к родине, звучащая в стихах Вараввы и песнях казаков. Поэт вносит в стих кубанский языковой диалект. Его поэзия светлая, мужественная, жизнеутверждающая. Иван Варавва в своих стихах говорит не только об истории своего народа, но и обращается к современности, к трудовым будням сегодняшнего дня. Создавая свою художественную интерпретацию, поэт вводит в стих кубанский языковой диалект, отчего народная поэзия сохраняет свежесть своей первозданной самобытности.

Воскрешая историю героических и человеческих свершений, Иван Варавва в одном из лучших своих произведений – «Казачьем сказе о Родине» – рисует выразительный нравственно – психологический портрет казака- труженика и воина, мужественно идущего по путям - дорогам истории к трудным вершинам будущего. В созидающей преемственности поколений, в верности заветам отцов видит поэт главную силу людей казачьего края. Сочетание казачьих диалектных слов и современных понятий, интонационно - мелодических характеристик и богатой звукописи помогло ему выявить внутреннее состояние героев и их характеров, создать особый поэтический колорит, сливающийся в конце произведения с песенной душой народа.

«Природный кубанский казак» – так охарактеризовал Ивана Варавву известный советский писатель С Бабаевский, увидев

его впервые. С правотой этих слов трудно не согласиться. Замечательный певец казачьего края самобытен не только по своему внешнему, так сказать, сугубо кубанскому облику, но и по внутреннему, духовному своеобразию, уходящему корнями в толщу кубанских недр.

Иван Варавва приверженец главной в своей жизни теме – Кубани. В своем труде поэт никогда не ищет легких троп и дорог, принимая жизненные трудности такими, каковы они есть.

На протяжении творческого пути образ Кубани в душе поэта не просто жил, а и укреплялся, обретая поэтическое пространство. У него - «на праздник богатый, на обжинки веселые приглашают станичный народ». У него - «Казачка», «Кубанская быль», «Червонный поход», покорившие Л.Мартынова свободой исторического дыхания. У него - «Бежит река Кубанушка», поэтически вольное переложение народных песен черноморских казаков, причисленное В.Солоухиным к героическому эпосу. У него «Песня любви», книга лирики, ведущий мотив которой, по заключению В Фирсова, явился не чем иным, как живым голосом кубанского казачьего мира.

Крепко приросший своими родовыми корнями к Кубани, Иван Варавва отдает предпочтение неповторимому колориту близких ему величавой реки Кубани, синеглазого Урупа, пенисто-говорливых Сосыки и Лабы, размашисто-золотистых раздольев казачьего края. Историческое прошлое, сливаясь с современностью, образует в книгах Вараввы целостный облик родной земли. Лирический герой, как и в целом человек в стихотворениях поэта, - это большой мир, несущий в себе все перипетии народной судьбы.

Поэтическое мастерство И. Вараввы – непоказное, натуральное. Слово Твардовского всегда было для поэта самым притягательным. И со стороны А.Твардовского Варавва встречал ненарочитое, заинтересованное внимание. В своей книге «Ехали казаченьки поэт пишет, что А.Твардовский говорил ему, о понимании Кубани казачей. На титульном листе поэмы «За далью даль», присланной Твардовским на Кубань в 1964 году было написано: «Ивану Федоровичу Варавве – с неизменной симпатией. Присылайте новое в «Новый мир». А.Твардовский»

Несмотря на то, что поэт черпал истоки своего творчества в поэтическом мире великих классиков, И.Варавва совершенно свободен и естественен в выборе темы и интонации. Многие его стихи окрашены веселым и лукавым юмором. Но в некоторых он страдает и плачет, поет и восхищается. Мир его поэзии многообразен.

Поэт Варавва находится в пути, который избран им верно, в соответствии с его характером и творческими устремлениями. Поэт никогда не кривит душой. Он никогда не умел отрекаться. Казачья земля навсегда осталась для поэта непреходящей ценностью. Говоря о Кубани - крае казачьем, поэт имеет в виду то природное, крепкое, с высоты которого он ответствует и объемлет нынешний день Отчизны. Особенно ярко отражено это в книге « Казачий кобзарь».

За свой многолетний поэтический труд и гражданский подвиг во славу Родины И.Ф.Варавва удостоен высокого звания лауреата Литературной премии имени А.Твардовского «Василий Теркин», почетного академика Кубанской Академии культуры, почетного атамана Пашковского куреня.

«Кубань была и остается и в жизни, и в моей поэзии единственной родной землей. Все светлое, радостное и большое и то трагическое, трудное и суровое, что было в моей судьбе, принимаю как должное и отдаю на алтарь поэзии. Родная Кубань, с ее духовной природной духовной красотой, силой и древней своей историей, мало воспета в литературных трудах. Своей песней мне посчастливилось быть рядом с первыми казачьими «бандуристами» Кубани. За что благодарен судьбе.»

И.Варавва

Библиография:

Володин Д. Сын седых равнин//Человек труда.-1985.

Дроздова Н. Казачий кобзарь Ивана Вараввы. В книге: ВаравваИ.Ф. Казачий кобзарь: сборник поэзии. - Краснодар: «Советская Кубань», 1997.

Канашкин В.А. Червонная бандура Ивана Вараввы: В книге Канашкин В.А. Жребий и участь. - Краснодар,1996.

Касатая О. Кубанский лирик: О поэзии И.В.Вараввы. - Кубань,1981.-№4.

Молодость, крещенная войной: К 70-летию кубанского поэта И.Ф.Вараввы.// Кубанский курьер.-1995.

Тернавский Н. Казачья муза.//Вольна Кубань.-1995.

PAGE 4

PAGE 3